30-летию организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов посвящается

17-летняя выпускница медицинского техникума, ныне капитан медицинской службы Александра Емельяновна Скрипина, служить начинала под Москвой в 234-й истребительной авиационной дивизии. Четыре года провела она на передовой. Участвовала в боях на Курской дуге, в Сталинграде, в освобождении Белоруссии, Польши.

После боёв на Курской дуге попала в пехоту и до окончания войны служила под командованием генерал-лейтенанта В.И.Чуйкова, дошла до Берлина. Будучи военным фельдшером, она всегда была рядом с теми, кому была нужна медицинская помощь.

В самом конце войны медицинская помощь понадобилась ей самой. Под Берлином Александра Емельяновна получила серьёзную контузию с разрывом внутренних органов. Во время операции у неё дважды останавливалось сердце, но, как она рассказывает, благодаря виртуозной работе военных хирургов осталась жива.

Александра Емельяновна Скрипина

Александра Емельяновна Скрипина

Домой вернулась инвалидом. С фронта без ноги пришёл отец. Посмотрев на дочь, у которой целы руки, ноги, он посоветовал ей отказаться от инвалидности и постараться устроиться на работу, чтобы жить нормальной жизнью, влюбляться, выходить замуж, рожать детей. Она послушалась родного человека и никогда не пожалела о том, что поступила так, как он ей подсказал.

После войны девушка по приглашению военной подруги уехала в Сочи. Скрыв свои ранения, она устроилась на работу в санаторий. Там Александра и познакомилась со своим будущим мужем-моряком Северного флота. 30 лет супруги прожили в Мурманске, а в конце 70-х вернулись в Ярцево.

Александра Емельяновна имеет множество наград, среди которых орден «Красного Знамени», который она получила за бой под Вислой.

— Немцы там бились за каждый клочок земли. Наших столько полегло, что и подумать страшно. Шквал огня не давал поднять головы, но я ползла к раненым, чтобы перевязать их и оттащить в безопасное место, — вспоминает А.Е.Скрипина. — Так и оказалась возле убитого пулемётчика рядом с его пулемётом. А тут немцы встали из окопов и пошли на нас стеной. Стало так страшно, что я нажала на гашетку и начала строчить по ним до тех пор, пока не кончились патроны. В голове была одна мысль: или они меня застрелят, или я их. Получилось так, что я много фрицев положила, а сама осталась жива. Видно суждено мне было тогда выжить, дожить до победы и порадоваться ещё и внукам, и правнукам.

Наталья АКСЕНЮК