Обманувшие смерть

Блокада Ленинграда – одна из самых трагических и печальных страниц истории нашей страны. В тяжелейших условиях жители легендарного города проявили исключительное мужество и героизм. Беспримерный подвиг жителей и защитников города, в котором фронт и тыл сливались воедино, а у станков стояли подростки, которые после смены падали от усталости и засыпали рядом со своим рабочим местом, навсегда останется одной из самых героических страниц истории Великой Отечественной войны. Этот подвиг всегда будет олицетворением несокрушимой силы духа и воли к победе.

В нашем городе, по данным общества ветеранов, в живых остались всего несколько жителей блокадного Ленинграда: Эмилия Васильевна Бобович, Елена Павловна Дьяконенко, Нина Павловна Петрова и Тамара Григорьевна Сычёва.

Эмилия Васильевна Бобович. Блокадники Ярцева

Эмилия Васильевна Бобович

Трое ветеранов Великой Отечественной войны: Александр Васильевич Павловский, Михаил Фомич Исаев, и Наталья Васильевна Баканова, участвовавшие в освобождении Ленинграда, в этот день также принимают поздравления и слова благодарности.

Ярцевчане, пережившие все ужасы войны и блокады, вновь и вновь возвращаясь к событиям тех дней, когда от голода и истощения умирали братья и сёстры, мамы, которые ценой своих жизней старались спасти их от голодной смерти, никогда не забывают об этом. Они вновь переживают горе, выпавшее на их долю. Блокада отняла у них не только близких, но и их будущее, которое не для всех сложилось благополучно.

Кого-то из оставшихся в живых сирот взяли на воспитание родственники, кто-то попал в детский дом. У каждого своя судьба, но одна беда, которая была в их жизни и останется до конца дней. Им больно вспоминать, как они хоронили близких, умерших от истощения и холода.

Мама блокадницы Эмилии Васильевны Бобович, проживающей ныне на пристанционном посёлке, умерла от голода, отец погиб при обороне Ленинграда, брат умер после освобождения по дороге в детдом.

Отец Эмилии оказался в Ленинграде по вербовке. Заводу «Металлист», что находился на Васильевском острове, требовались рабочие руки, и Василий, посоветовавшись с семьёй, уехал туда на заработки. Позже перевёз жену, старшую дочь Раю и сына Юрия. А когда в городе на Неве устроились более основательно, забрали и четырёхлетнюю Эмилию, которая жила это время у бабушки.

Елена Павловна Дьяконенко. Блокадники Ярцева

Елена Павловна Дьяконенко (слева)

— Маленькая комнатка с общей кухней в доме на набережной реки Екатерингофки, печка, на столе швейная машинка, — вспоминает Эмилия Васильевна свои первые впечатления о новой жизни.

— Когда началась война, мне не было и четырех лет. Отец ушел на фронт не сразу, поэтому какое-то время мы были все вместе. А потом папа ушел воевать. В 41-м он, раненный, пришел домой и взял меня на руки. Я даже не узнала его и назвала дяденькой. Эта наша встреча была последней. Вскоре он ушёл оборонять Ленинград и уже не вернулся…

Тамара Григорьевна Сычёва. Блокадники Ярцева

Тамара Григорьевна Сычёва

Мы голодали. В городе были съедены все собаки и кошки. Кажется, что там и птицы не летали, и крысы с мышами не бегали… Все кремы, которые нашли, ели вместо жиров… Когда от голода в апреле 1942 года умирала мама, мы вместе с Раей и Юрой лежали с ней на кровати и плакали… Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы не зашла соседка. Маму увезли куда-то специальные службы, а нас отправили в детский дом Алтайского края. Брат Юра, переживший блокаду, умер в дороге. Сказали, что после долгого голода желудок не выдержал той порции еды, которую ему дали. Радость пришла к нам с письмами от дяди Бори, который разыскал нас и сделал всё, чтобы забрать к себе. Мы долго переписывались. В долгожданных письмах он рассказывал, как живут, как собирают деньги на дорогу к нам. А мы с сестрой Раей ждали и верили, что когда-нибудь мы снова окажемся в родном городе Ярцево.

9 июня 1944 года
Здравствуйте, дорогие детки Рая и Миля!
Вы, наверное, заждались нас. Скоро приедет тетя Клава из деревни, денька через два направимся за вами. Сам я не очень здоров и боюсь трудностей в дороге, голова моя слаба…
Скоро увидимся. Целуем вас крепко. До свидания. Дядя Боря.

— Долгожданный час настал, — продолжила свои воспоминания Эмилия Ваисльевна, — нас забрали из детского дома. Дядя заменил нам отца и мать и занимался нашим воспитанием до конца своих дней…

Сохранившиеся свидетельства тех событий — пожелтевшие листки фронтовых писем и фотографии — Эмилия Васильевна Бобович передала в фонды Ярцевского историко-краеведческого музея.

Сколько бы лет ни прошло, но подвиг ленинградцев останется образцом мужества и стойкости. Мужества тех, кто пережил все тяготы жесточайшей блокады, кто жил и боролся, несмотря на холод и голод, бомбежки и артобстрелы, доказав всему миру на что способен русский народ ради своей свободы и независимости.

Наталья АКСЕНЮК