Страницы истории. Хлудовы. Начало

Великий русский поэт А.С.Пушкин был уверен, что «неуважение к предкам есть первый признак безнравственности».

Как же мы уважаем память «отца» нашего города ?

Чтобы это выяснить, решили провести анонимный опрос молодых ярцевчан и задать им один-единственный вопрос:

«Алексей Иванович Хлудов. Кто он?»

Полученные ответы нас несколько шокировали. Вот они:

— Аня,10 лет: Хлудов — строитель нашей фабрики. Там ткачихи работают.

— Виктор, 21 год: Хлудов… Хлудов… Что-то знакомое… (задумывается ). Депутат, что ли, какой? Или кандидат?

— Надежда, 36 лет: Знаю только, что Хлудов основал текстильную мануфактуру в нашем городе. Нет, больше ничего о нем не знаю.

— Георгий, 24 года: Я приезжий, в Ярцеве живу всего третий год. О Хлудове ничего не слышал. Но со временем с историей города и Смоленского края постараюсь ознакомиться.

— Елизавета,15 лет: А.И.Хлудов — известный фабрикант. Стачка на его Ярцевской бумажно-прядильной фабрике вошла в историю русского рабочего движения под названием Хлудовских стачек. Мы это в школе проходили по истории Смоленского края. Чем еще известен Хлудов? Я не знаю…

Артем, 10 лет, Аким, 12 лет, Алина, 12 лет, Лера, 14 лет, Вика, 16 лет, Алена, 15 лет, Дима, 17 лет честно ответили: «Не знаю!».

И стало понятно, что проводить опрос далее нет смысла…

Возможно, это просто случайность, что нам встретились «незнайки», возможно, другие хорошо знают и деятельность А. И. Хлудова, и историю родного города.

Но все же, чтобы ярцевчане не выглядели безнравственными, неблагодарными Иванами, не помнящими родства, предлагаем нашим читателям подборку публикаций.

Итак, кто же они, Хлудовы? Как началось их дело? Что о том повествуют современники Хлудовых?

Сыновья Алексея Ивановича Хлудова: (слева направо) Иван, Егор, Михаил, Василий. Фото 1870-х гг.

Сыновья Алексея Ивановича Хлудова: (слева направо) Иван, Егор, Михаил, Василий. Фото 1870-х гг.

Полистаем их дневники, мемуары.

У крестьян до 1861 года фамилий не было. Были клички, которые впоследствии и переросли в фамилии. Так, у Хлудовых были крестьянские корни, значит, какого-то их предка кто-то когда-то назвал хлудом. А хлуд, согласно словарю Даля, — это жердина, с помощью которой прочно увязывают на телеге тяжеленный воз сена. Так, чтобы он не рассыпался, не развалился и на самой кочковатой дороге. Однажды была драка, и хлудом избили предка — вот и пошло прозвище «Хлудов», ставшее в дальнейшем фамилией. Хлудовы всей своей жизнью доказали, что кличку их предку дали правильную: Ох, и нелегкая была пройденная ими дорога! Но не рассыпался тот воз, что они тянули. Ни в чем и никогда!

Существуют три версии о том, с чего началось дело Хлудовых, но остановимся на одной из них, помещенной в памятной книжке Герасима Ивановича Хлудова.

Крепостной крестьянин Московского Чудова монастыря деревни Акатово Высоцкой волости Егорьевского уезда Рязанской губернии, будучи молодым человеком, однажды понял, что неплодородные почвы, непроизводительный тяжелый труд вынудят его прозябать в нищете и бедности. И задумал он бросить крестьянскую работу, пойти на юг «в Черкассы», купить гурт быков, пригнать в Москву, продать с прибылью. Так он и сделал: несколько лет ходил в «Черкасы» и, скопив деньги, пошел с женой Меланьей Захаровной в Москву в 1817 году. Пришед в Москву, они поселились в убогой хижине на берегу Яузы (близ Успенского монастыря) у своего дядюшки Ильи Афанасьевича Щекина, старика ворчливого и угрюмого.

Так как в Егорьевском крае (называемом «Гуслицы») было очень развито кустарное ткачество по избам, то и Хлудовы, зная это ремесло, стали ткать кушаки. Пряжу красили сами, а сыновья Тарас и Савелий полоскали ее в Яузе .

Снявши первый кушак со стана, Иван Иванович с трепетом понес его на Красную площадь, в тогдашние старые Ряды к купцу. Но волнения Ивана Ивановича были напрасны: купец, не торгуясь, купил кушак и велел приносить еще. Так понемногу и пошло дело. А с 1824 года И.И. Хлудов был известен как московский купец, а затем как потомственный почетный гражданин. В возрасте 48 лет он простудился и, сделавшись нездоров горячкою, умер. Его жена, Меланья Захаровна Хлудова, урожденная Щекина, славилась своим природным умом. Умерла также от простуды в 53 года. Больше о ней ничего неизвестно. У Ивана Ивановича и Меланьи Захаровны было 8 детей: Тарас, Савелий, Алексей, Назар, Герасим, Давыд, Татьяна и Агафья. О Тарасе, Назарее и Агафье сведений нет.

Хлудовcкое дело, возглавляемое тремя братьями, Савелием, Алексеем и Герасимом, в середине ХIХ столетия гремело в Москве. Хлудовы — умные, энергичные, предприимчивые, с решительным и волевым характером — выделялись из своего сословия и невольно возбуждали к себе интерес не только среди лиц, имеющих с ними деловые отношения, но и у многих писателей, например, Островского «Горячее сердце», Лескова «Чертогон», Казарина «На далеких окраинах» и других.

Алексей Иванович Хлудов

Алексей Иванович Хлудов

Савелия Ивановича в семье Хлудовых очень уважали за ум, глубокую порядочность и веселый нрав. После смерти своего отца он заменил младшим братьям отца,неоднократно ездил с ними на ярмарки: то к Макарию в Нижний Новгород, то в Ирбит, то в Петербург. Савелий скончался в молодых годах, но прославился как большой делец (он имел в Москве свою собственную фабрику), и ему в значительной степени братья обязаны своим благосостоянием. Его брат, Герасим Иванович Хлудов, пишет в своей памятной книжке: «Со смертью брата мы потеряли в нем нашего отца и попечителя об нас. По койный брат, любя нас, печась о нас так, как редкий отец печется о детях своих. Имея веселый характер, ум практический и необыкновенную начитанность, он везде заслужил любовь и уважение. Все знавшие его почтили его в день похорон. И народу на выносе было чрезвычайно много, и все искренне жалели его. Брат всем был друг, и у него перед каждым, можно сказать, была душа нараспашку. Не перед кем не хитрил и был со всеми искренен. Враг лицемерия и подхолюзничества, что чувствовал по совести, то и говорил, и часто во вред своим интересам. В разговорах любил он употреблять фразу: «Право, великое слово!». Своих детей не было: жизнь посвятил младшим братьям. После смерти Савелия его положение занял Алексей Иванович, отличавшийся широким размахом и умом. Оставшиеся братья основали фирму под наименованием «А. и Г. Ивана Хлудова сыновья» и устроили три фабрики: одну в своем уездном городе Егорьевске, другую — на Волге в Норске и третью — в Ярцеве. Из этих трех фабрик образовалось три больших товарищества с большими капиталами. Торговые дела идут блестяще, и Хлудовы выходят на одно из первых мест среди русских мануфактуристов.

Какую же общественную деятельность вел А.И. Хлудов? Вот что свидетельствуют архивные документы. Алексей Иванович Хлудов — московский 1-ой — 2-ой гильдии купец, потом-ственный почетный гражданин, член Московского Коммерческого суда, почетный член Совета Коммерческого Училища, председатель Московского Отделения мануфактурного и коммерческого Совета, попечитель богадельни в Егорьевске, Мануфактур-советник.

По уму Алексей Иванович был самородок: обладал объективностью взгляда на вещи, был поразительно дальновидный в делах, с ним советовались Ивано -Вознесенские фабриканты), очень деятелен, энергичен, обладал сильной волей, был вспыльчив, но добр и благороден. Современники характеризовали его как честного и прямого, порядочного и благородного человека. Эти качества А.И. Хлудова подтверждает эпизод, приведенный в книге Н.А. Варенцова «Россия в мемуарах. Слышанное. Виденное. Пережитое. Передуманное»: К земле Кренгольмской мануфактуры примыкало имение Крамера. Крамер приехал в Москву и зашел в контору Хлудовых, где застал Василия Алексеевича, которому и предложил купить свое имение. Об зтом предложении Крамера Василий Алексеевич поведал отцу и посоветовал не упускать из своих рук имения, купить его на свое имя с тем, чтобы потом перепродать кренгольмской мануфактуре, которая при росте фабрики будет нуждаться в этой земле. Алексей Иванович выслушал сына и ответил: «Купить землю обязательно нужно, но только не нам, а Кренгольмской мануфактуре. И прибавил: — Я не был плутом и впредь не желаю быть. Как на меня будут смотреть другие компаньоны, если я позволю себе это сделать?» Сказал сыну, чтобы он съездил к Кнопу и сообщил о продаже этой земли Крамером.

Кноп землю купил на свое имя и на очередном общем собрании пайщиков предложил приобрести ее для Кренгольмской мануфактуры, но по цене более, чем в пять раз, как сам заплатил за нее. Такое действие Кнопа Алексея Ивановича сильно возмутило, он назвал его мерзавцем и, разгоряченный дальнейшим спором, ударил Кнопа по щеке. После чего продал паи Кренгольмской мануфактуры, а на вырученные деньги выстроил в Ярцеве бумагопрядильную фабрику.

Вид на ярцевскую фабрику Хлудовых. Конец XIX века

Вид на ярцевскую фабрику Хлудовых. Конец XIX века

Ярцевская мануфактура была любимым детищем Алексея Ивановича. Он оборудовал ее по последнему слову техники, сам ездил в Англию за станками и машинами. Алексей Иванович известен как собиратель древнерусских, греческих и югославянских рукописей. С большой любовью и знанием собирал древнепечатные книги и рукописи религиозного содержания. Библиотека эта хранилась у него в доме №5 по Хомутовскому тупику в большой несгораемой, специально оборудованной комнате. Потолок был расписан в русском стиле по эскизам художника Васнецова. По завещанию Алексея Ивановича библиотека была передана сперва в Московский институт, а затем — в Никольский монастырь. После Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. она поступила в Московский Государственный Исторический музей, где хранится и поныне. Особенно замечательна так называемая и теперь «Хлудовская псалтырь» IX века византийского письма с прекрасными миниатюрами. О ней писал французский ученый — византолог Диль, а профессор по истории раскола Субботин составил описание рукописей библиотеки А.И. Хлудова, которое было издано в одном большом томе.

Алексей Иванович в 17 лет стал сиротой. В 18 лет женился на Щербаковой Евдокии Яковлевне. У них было 7 детей. Когда Евдокия Яковлевна умерла, он сохранил ей верность и вторично не женился. Алексей Иванович всегда мечтал о большой дружной семье, и поэтому он построил большой трехэтажный дом в расчете на то, что сыновья, женившись‚ станут жить в нем все вместе‚ как это было заведено в старину. Но мечта Алексея Ивановича не сбылась: сыновья Иван и Егор умерли‚ Василий учился в Гейдельбергском университете и был в непримиримой ссоре с братом Михаилом, что очень расстраивало и сердило отца. Умер Алексей Иванович в 54 года.

Герасим Иванович — пятый сын Ивана Ивановича и Меланьи Захаровны — оставил дневник «Памятную книжку», охватывающий период с 1835 по 1877 г.г.

Герасим Иванович Хлудов

Герасим Иванович Хлудов

Герасим в 7 лет был отдан в Простонародное Адриановское училище»‚ где учился с прилежанием, но, как пишет сам. «телеса мои страждали часто от порки за чистописание, хотя и получал всегда хорошие аттестаты».

Развлечениями детей тогда были игры: в бабки, в свайку, пускание кубаря и змея. Окончив Адриановское училище, по настоянию отца, был отдан в Практическую Коммерческую Академию. Но смерть отца и старшего брата Тараса вынудили его выйти из Академии и, «пройдя половину поприща» и он поступает в торговлю: ежегодно ездит на лошадях с братьями на ярмарки: в июне-августе — к «Макарию», в феврале — марте в Ирбит , где они продавали пряжу.

Герасим Иванович отличался любознательностью, наблюдательностью, аккуратностью. Был расчетлив до скупости, сдержан, практичен. Очень любил театр, музыку, искусство, обладал изящными вкусами. Любил совершать по Подмосковью прогулки на лошадях: любовался дворцами‚ парками, беседками, скульптурой. Он неутомимо участвовал в общественной жизни, баллотировался в городские власти, деятельно участвовал в устройстве мануфактурных выставок, общественых маскарадах, благородных собраниях, похоронах (Н.В. Гоголя /узнав о кончине Н.В Гоголя, он спешит поклонится его праху).

С братом Алексеем Ивановичем основывает Егорьевскую мануфактуру, покупает фабрику в Норском (под Ярославлем), утверждает компанию «Кренгольмская мануфактура» под Нарвой .

Вид на егорьевскую фабрику Хлудовых. Середина XIX века

Вид на егорьевскую фабрику Хлудовых. Середина XIX века

Давид Иванович — Егорьевский городской голова в 1857 г., церковный благотворитель, статский советник. Имел за благотворительность награды: Станислава второй степени, Анны второй степени, Владимира третьей степени. Давид Иванович в деле не участвовал, всю жизнь занимался церковной благотворительностью: отделал собор в Егорьевске, обновлял и строил храмы и монастыри, устраивал богадельни, духовные начальные училища и прочее. А умер в бедности.

Давид Иванович Хлудов

Давид Иванович Хлудов

В российской текстильной промышленности Хлудовы были первые, осознавшие необходимость иметь свою контору в Англии с целью из первых рук получать нужные материалы для их фабрик. Заведующим конторой в Лондоне состоял один из сыновей Алексея Ивановича — Иван Алексеевич. Он был незаурядным человеком: объехал весь свет, и его письма отовсюду были интересны и назидательны. Они были изданы и читались с увлечением купечеством. Старший сын Алексея Ивановича, Иван был любимым сыном своего отца. В очерке «Братья Хлудовы» (Всемирная иллюстрация,11 год, том 3 № 72 17.05.1870 г.) сказано: «В истории нашей торговли с среднеазиатским краем, торговли еще едва возникающей, но обещающей сделаться главным центром всех торговых и промышленных предприятий Азии, видное место займет деятельность известного московского торгового дома братьев Хлудовых. Почин этому делу принадлежит старшему из сыновей А.И. Хлудова — Ивану Алексеевичу, умершему 2 года назад в Самарканде на 29-м году жизни, жертвой своей торговой предприимчивости. Вся его недолгая жизнь была посвящена улучшению русской торговли».

Иван Алексеевич, воспитываясь до 14 лет под кровом родителей, с детства на практике ознакомился с торговлей. Для изучения немецкого языка он поступает в Петропавловскую школу, где пробыл 2 года. Затем отправился в Бремен в немецкую контору для изучения торгового дела, через 2 года вернулся домой. Взял торговые предприятия. Убедившись на практике в очевидном желании иностранцев держать русскую торговлю в своих руках, отнимая возможность непосредственных сношений с иностранным рынком, Хлудов решил противодействовать этому. С этой целью побывав в Англии и ознакомившись с хлопковым производством, он в 1860 г. отправился в Америку и вступил в переговоры с самими содержателями плантаций.

Изъездив ради этого всю Северную Америку, он успел основать прочные прямые с нею отношения. К сожалению, возникшая война в 1863-64 г.г. между Северными и Южными штатами, помешала этому предприятию. Предприимчивый и храбрый, успев разгрузить мануфактурный свой товар в Южных штатах, Иван его выгодно обменял на хлопок, но блокирующие суда погнались за добычею. Ему удалось счастливо прервать блокаду — и шхуны уже находились не в сфере надзора английских судов, но в это время начался штиль; шхуны не могли дальше двигаться. Проходившее паровое судно их заметило, дало знать сторожевым судам о месте их нахождения. Хлудовские шхуны были окружены и арестованы. Пароход с хлопком, стоимостью более чем на миллион, был конфискован, а оставшееся на берегу вдвое большее количество хлопка было сожжено. Эта экспедиция вместо ожидаемой пользы в несколько миллионов рублей в конечном результате дала убытка 600 тысяч рублей. Но смелость и предприимчивость молодого человека обратили на себя общее внимание на даровитого торговца и подняла целую бурю «за» и «против» этого поступка. Алексей Иванович не осудил сына за его авантюру, а напротив, гордился им, приписывая неудачу Божьему соизволению. В 1862 г. Иван Алексеевич первым из русских открыл торговую контору в Ливерпуле (в то время главный хлопковый рынок в Европе). Затем приобретения в Средней Азии обратили на себя внимание многих торговых домов, в том числе и Хлудовых. Иван Алексеевич сам отправился туда, руководствуясь тем, что установления прочных отношений между потребителями и производителями лучше всего. Но здесь, как известно, постигла его неожиданная смерть в Самарканде. Иван Алексеевич женат не был. Очень дельный, но в обхождении с людьми прост, большую часть жизни прожил за границей. Кроме умерших сыновей — Егора и Ивана — у Алексея Ивановича Хлудова было ещё двое: Василий и Михаил, из них Алексей Иванович больше любил Михаила из-за его широкого размаха и практической смекалки. Где бы ни приходилось жить Михаилу Алексеевичу, везде он оставлял за собой ореол богатырчества, удивлявший всех. В нем проглядывало нечто, что увлекало людей, им интересовались, с любопытством старались разобраться в его личности. Его беспредельная храбрость и непомерная физическая сила удивляли всех. Поражало его магическое влияние на хищных зверей, подчинявшихся ему и дрожащих при одном его взгляде.

Михаил Алексеевич — третий сын. Он лишился матери, когда ему было 11 лет. Сперва воспитывался вместе с братом Василием в Петропавловском немецком училище в Москве. Но как-то в субботу,будучи с мальчиками в бане, Алексей Иванович заметил у них красные рубцы на теле и спросил: «Отчего это?» Оказывается, что тогда по субботам было принято пороть учеников. Отец немедленно взял сыновей из школы. Михаил прекратил учение и стал при отце заниматься торговыми делами. Михаил — одаренный, живой, смекалистый, предприимчивый, вдохновленный и увлекательный рассказчик, неутомимый охотник, отчаянный и не знавший страха. В детстве братья Хлудовы любили животных, водили голубей, собак, имели осла, волчонка, белок, попугаев. Любовь к животным Михаил сохранил на всю жизнь.В зрелом возрасте Михаил имел ручных тигров, разгуливающих по его громадному особняку. наводя на посещающих его ужас. Как-то в доме Хлудова случился пожар, приехавшие пожарные быстро вбежали в дом и были встречены двумя тиграми, обратившими их в бегство. А как-то по какому-то делу к М.А. Хлудову приехал Н.А. Найденов. Лакей проводил его в кабинет хозяина, тот закурил папиросу,спокойно ожидая прихода Хлудова. Дверь распахивается — и вместо хозяина является тигр, спокойно направляющийся к нему; нужно представить себе, что пережил в эти минуты Найденов, не отличавшийся большой храбростью. Дома говорили, что ему после этого посещения пришлось сделать ванну. На фабрике в Ярцеве у Михаила был ручной волк, тоже свободно расхаживающий по дому и вскакивая передними лапами на стол, где был накрыт чай для гостей с пирогами и печеньями, и пожирал их при смехе хозяина. Однажды вечером, когда к нему собрались гости, сидели за чаем в столовой, Михаил Алексеевич внезапно встал и вышел. Когда он вернулся через некоторое время, все заметили его бледность и разорванный сюртук на рукаве и спине. Его спросили: «Что это с вами?» — «Ничего, — отвечал он, — немножко поборолся с медведем», — которого, как оказалось, он держал в подвальном помещени дома. Приехав к своему знакомому на дачу, Хлудов очень близко подошел к собаке, привязанной двумя цепями. Хозяин, сопровождавший его, схватил за руку, стараясь отвести подальше от собашника с предупреждением, что собака очень сильная и злая, и прибавил: «Боимся, что может разорвать даже две цепи». — «Вот вздор!» — сказал Хлудов и освобождая удерживающую его руку, быстро подошел к собаке. Собака, визжа, скрылась в собашнике. Михаил Алексеевич схватил цепь и вытащил собаку, надавав ей несколько подшлепников по морде, и она, поджав хвост, только визжала. Особенно известным Михаил Алексеевич сделался в Средней Азии, где он был с войсками при завоевании ее. М.А. Хлудов участвовал во взятии Ташкента и Коканда, штурмах Ура-Тюбе и Джюзака. Благодаря удальству, очень помогал армии в снабжении продовольствием, установил непосредственные торговые связи с ханом Кашгарским. В 1869 г. Михаил Алексеевич был в Афганистане, после чего был представлен государю и получил орден Св. Владимира. Во время турецкой войны 1876 г. он воевал в Сербии, состоял адъютантом генерала Скобелева, на свои личные деньги содержал лазарет. 3а храбрость был награжден Георгиевским крестом. Отчаянный и не знающий страха, Михаил Алексеевич прославился на всю Москву тем, что из похода в Туркестан он привез тигрицу, которая жила у него в доме. В 1883 г. в семье М.А. Хлудова произошла трагедия: от черепно-мозговой травмы в возрасте восьми лет погиб его единственный сын. После этого Михаил Алексеевич построил детскую клиническую больницу, для чего завещал 350 тыс.рублей, а также неприкосновенный капитал на ее содержание.

Когда, из-за за какой-то бестактности англичанина — директора ярцевской мануфактуры — произошла забастовка, фабричная Ярцевская администрация вызвала хозяев на фабрику, но в то время еще здравствующий Алексей Иванович и его сын Василий не пожелали ехать, боясь эксцессов. На счастье их, в это время вернулся из какой-то поездки Михаил Алексеевич, он с удовольствием поехал на фабрику.Рабочие, узнав о его приезде, собрались громадной толпой в сильном возбуждении, с криком и руганью ожидая его прихода. Михаил Алексеевич вышел, без всякого выражения страха на лице, осмотрел быстро толпу, еще волнующуюся, что-то сказал, подняв руку, и вся толпа замерла; он подошел вплотную к главарям рабочих, начал говорить; все его слушали под каким-то как будто бы гипнозом, в толпе не раздалось ни одного голоса. Некоторые из инженеров,стоящих подальше,заметили: одного из рабочих он похлопал по плечу, другого по животу, третьему погладил бороду, что-то еще добавил к своим словам, и ближайшие рабочие все рассмеялись, после чего вся волнующаяся толпа рабочих направилась во главе с хозяином в питейное заведение, где и состоялось общее примирение. Забастовка кончилась, и на другой день вся фабрика заработала полностью. После угощения послышались возгласы рабочих: «Вот это хозяин — настоящий хозяин!»

Незадолго до своей смерти Алексей Иванович завещал Михаилу Ярцевскую фабрику, хозяйкой которой впоследствии стала вторая жена Михаила — Вера Александровна.

Егор Алексеевич — младший сын Алексея Ивановича. Он учился в гимназии Креймана. Жил подолгу в Англии, в Ливерпуле, где было отделение фирмы Хлудовых. Остались его письма,которые он писал своему отцу во время своего кругосветного путешествия из Индии, Америки (интересны описания Ниагарского водопада, выставки в Филадельфии и поездка в Южные хлопковые Штаты). Письма его были напечатаны и изданы Алексеем Ивановичем в 1878г. в Москве, и в то время их с интересом читала Москва.

Кроме сыновей, у Алексея Ивановича Хлудова были дочери — Ольга, Татьяна и Варвара. К сожалению, сведения о них кратки.

Особого внимания из них заслуживает Варвара — младшая и любимая дочь Алексея Ивановича. Она лишилась матери в возрасте 6-ти лет, воспитывалась дома под наблюдением гувернантки-институтки, старой девы. Варвара с ранних лет тяготела к прогрессу, будучи 16-тилетней, она читала Белинского, Писарева, Дрепера, мечтала о полезной общественной деятельности. Не любила роскоши, характера была самостоятельного, настойчивого и решительного. Была и слыла красавицей на всю Москву. По упорному настоянию отца была выдана замуж за Абрама Абрамовича Морозова, который ей совсем не нравился, но который обожал ее. Варвара Алексеевна была педагогом по призванию, всегда у нее были ученики и воспитанники. Всю жизнь старалась расширить свои знания, очень много читала, а в 50 лет начала серьезно изучать немецкий язык и читала немецких авторов в подлинниках. Ее ближайшие друзья — учительницы ее народных школ. Тогдашняя купеческая среда не удовлетворяла Варвару Алексеевну. Ее тянуло к просвещению и передовым людям. Она была знакома с известными в то время писателями и учеными: с Успенским, Чеховым, Короленко, Маминым-Сибиряком, профессорами Мечниковым, Анучиным, Чупровым.

Вид на Белую школу и ярцевскую фабрику Хлудовых. XIX век.

Вид на Белую школу и ярцевскую фабрику Хлудовых. XIX век.

Варвара Алексеевна всю свою жизнь старалась принести пользу народу, особенно в смысле просвещения. Она построила и содержала в Тверском уезде — 4, в Клинском — 6 школ, земские больницы. Много жертвовала на создание народного университета, Пречистенских курсов (это были общедоступные курсы, бесплатные, посещала их больше частью рабочая молодежь). Очень долгое время Варвара Алексеевна состояла председательницей Высших женских курсов в Петербурге. Ею создан 1-й женский клуб в Москве, где она была председателем до самой смерти.

Основала и содержала Тургеневскую библиотеку, одну из первых библиотек-читален в Москве, ремесленное училище, в техническом училище организовала студенческую столовую, построила и оборудовала психиатрическую клинику при МГУ и раковый институт на Девичьем поле. В тяжелые годины Варвара Алексеевна всегда одна из первых откликалась на несчастья Родины: во время голода организовала отряд помощи голодающим, в годы первое мировой войны оборудовала и содержала большой медицинский передовой отряд на фронте . Перед смертью завещала свои паи рабочим Тверской мануфактуре на улучшение их быта и социальных условий. И это только краткий перечень всей деятельности замечательной русской женщины. Героиня романа Вообракина «Китай-город» — Варвара Алексеевна.

А сейчас, дорогой читатель, приглашаю провести экскурс в прошлое, посетив любимое место отдыха нынешних ярцевчан — Богоделку.

В те годы, когда хозяйкой Ярцевской фабрики являлась вторая жена Михаила Алексеевича Вера Александровна, здесь было прекрасное лесное озеро с чистой, прозрачной водой.

Его украшал остров, поросший различными деревьями, ветви которых величаво склонялись к воде и отражались в ней. Это живописное место приглянулось Вере Александровне.

На острове был построен дом, где хозяйка фабрики любила отдыхать с гостями.

Дача Хлудовых на Богодельском озере

Дача Хлудовых на Богодельском озере

По воспоминаниям современников Хлудовых, в Ярцево в гости к Вере Александровне приезжали знатные люди и представители московской литературной и музыкальной богемы. У неё гостили и известный певец Фёдор Шаляпин, и знаменитый живописец Николай Рерих.

Предметом же гордости Веры Александровны и восхищения её гостей были зеркальные карпы, которых она развела в этом озере. Вера Александровна приучила их подплывать к берегу на звон колокольчика.

Во время заката солнца Вера Александровна приглашала гостей на берег, звонила в колокольчик и… перед глазами гостей представлялось неповторимое, впечатляющее зрелище: озарённые лучами заходящего солнца сотни подплывающих к берегу карпов превращали озеро в сверкающее, переливающееся яркими красками волшебное чудо…

Митинг на хлудовской фабрике. 1917 г.

Митинг на хлудовской фабрике. 1917 г.

Октябрьская революция 1917 года принесла много страданий потомкам Хлудова, но никто из них не покинул пределы России, продолжая верой и правдой служить Отечеству. Так, например, внук Алексея Ивановича Сергей Хлудов, инженер-химик по специальности, в годы Великой Отечественной войны изобрел маскировочную ткань, за что был удостоен Сталинской премии. И сегодня среди Хлудовых — умные и предприимчивые, порядочные и честные, решительные и сильные волей люди, достойные своих предков. Например, правнучка А.И.Хлудова Мария Сергеевна Хлудова, биохимик, 27 лет преподавала на химфакультете Московского Государственного университета. Благотворительность — потомственная черта Хлудовых — присуща и Марии Сергеевне. Несмотря на то, что она сейчас находится на заслуженном отдыхе, Мария Сергеевна по-прежнему занимается благотворительностью и в гуще интересных общественных дел М.С. Хлудова трижды приезжала в Ярцево в город, основанный ее прадедом, встречалась с работниками городского музея, охотно поделилась архивными документами, рассказала много интересного из жизни своих предков.

Как потомки Хлудова в Ярцево приезжали

Листая архивные документы, погрузилась в воспоминания. В конце 90-х годов прошлого столетия и в начале 2000-х нынешнего ярцевская передовая интеллегенция загорелась желанием как можно больше узнать об основателе нашего города — А.И. Хлудове и его потомках. И главным закоперщиком этого благого дела стал предприниматель Ю.В. Бухалов. Тогда было много интересных задумок. К сожалению, не суждено было им сбыться, но одна из них — разыскать потомков Хлудова, познакомиться с ними, узнать, как сложилась их судьба, — всё же осуществилась.

Юрий Валентинович разослал во многие российские музеи письма с просьбой: если музей располагает какими-либо сведениями о нынешних потомках А.И. Хлудова, сообщить эти сведения ему. Вскоре из одного из музеев пришло письмо, в котором был указан адрес правнучки Хлудова — Марии Сергеевны Хлудовой, проживающей в Москве. Завязалась переписка. В одном из писем Мария Сергеевна посетовала, что в Егорьевске, где также фабрика Хлудовых, она неоднократно бывала, а вот в Ярцеве побывать не доводилось. И тогда было решено пригласить М.С. Хлудову в гости в Ярцево, что вскоре и было сделано. Мария Сергеевна приняла приглашение.

Окрыленные ее согласием приехать в Ярцево, мы, я и Юрий Валентинович, поспешили в администрацию поделиться этой новостью с мэром Ю.В. Романовским и посоветоваться с ним, как лучше встретить и принять такую гостью.

— Вы ее приглашали, вы ее и встречайте, — не отрывая глаз от разложенных бумаг, буркнул мэр. — Она — что? — едет в Ярцево заявить о своем праве на наследство — хлопчатобумажный комбинат?

Оторопев от такого приема и поняв, что продолжать разговор нет смысла, мы покинули кабинет чиновника. Уже на улице, когда мы отошли от шока, полученного во время разговора с мэром, Юрий Валентинович сказал:

— Ладно, сами справимся, встретим Хлудову достойно.

Надо отдать должное Ю.В.Бухалову: он договорился с сотрудниками нашего городского и Смоленского музеев о проведении экскурсий по историческим и знаменательным местам Ярцева и Смоленска, организовал поездку в усадьбу княгини М.К.Тенишевой и все финансовые расходы взял на себя. Режиссер театра на Ольховской Ю.П.Ковин пригласил Марию Сергеевну на просмотр спектакля, а на ночлег разместить Марию Сергеевну в своей квартире любезно согласилась работница завода «Двигатель» Т.Д.Буданова (на гостиницу средств не хватало).

М.С. Хлудову я представляла дородной, несколько чопорной женщиной: как-никак она из купеческого рода. И больше всего боялась, что не сложится разговор, не получится живого общения… Но вопреки моему представлению, из вагона нам навстречу вышла пожилая женщина, стройная, по-спортивному сложенная, с молодым блеском в глазах. И беседа завязалась такая, словно старые друзья встретились после продолжительной разлуки. А беседовать с Марией Сергеевной было любо-дорого: подкупали ее весьма грамотная речь, ее мировоззрение, обширные знания во многих сферах, но главное — дружелюбие, простота в общении, внимание к собеседнику, умение его выслушать, понять. Экскурсия по городу проходила замечательно до тех пор, пока не пришли в музей. Очень наблюдательная, М.С. Хлудова заметила, что в музее нет никаких материалов о жизни и деятельности Хлудовых, но будучи тактичным человеком, она замечания не сделала, а прощаясь, подарила музею копии редких архивных документов о семье Хлудовых.

Когда же шла подготовка к празднованию 130-й годовщины со дня основания ХБК, в ходе обсуждения предстоящих мероприятий на совещании у заместителя главы районной администрации А.В.Курзовой Ю.В.Бухалов предложил пригласить на торжество М.С. Хлудову. На этот раз все было иначе: Анна Васильевна поддержала это предложение, и Мария Сергеевна от имени районной администрации была приглашена на праздник.

В этот раз она приехала не одна — со своей внучкой — тезкой младшей любимой дочери А.И.Хлудова — Варварой Алексеевной. И на городском празднике они были почетными гостями. В администрации главой МО «Ярцевский район» В.А. Галкиным и его заместителем А.В. Курзовой потомкам А.И. Хлудова был оказан теплый прием. Уезжая, Мария Сергеевна поделилась своими впечатлениями о своем пребывании в Ярцеве и сказала:

— Я благодарна за приглашение посетить город, начало которому положил мой прадед, и уезжаю с надеждой в душе на новые встречи с радушными и гостеприимными ярцевчанами…

Эта надежда Марии Сергеевны оправдалась. Кинорежиссер Ю.П. Ковин мечтал снять исторический фильм о Ярцеве и о том, как сложилась судьба потомков А.И. Хлудова. К сожалению, скоропостижная смерть Юрия Петровича сорвала все его творческие планы. Но тогда, в августе 2014 года, по приглашению Юрия Петровича Мария Сергеевна приехала в Ярцево на съемки фильма.

Надеемся на новую встречу

В августе 2014 года по приглашению кинорежиссера Ю.П.Ковина, решившего снять исторический фильм о Ярцеве, наш город посетили потомки А.И.Хлудова, основателя ярцевской мануфактуры — бумагопрядильной фабрики, благодаря строительству которой и возник г.Ярцево, Мария Сергеевна Хлудова и ее внучка Варвара.

Дни их пребывания в Ярцеве были насыщены различными мероприятиями и лишь только накануне отъезда состоялась наша беседа с именитыми гостями.

— Мария Сергеевна, если Вы не против, разрешите провести беседу по принципу: «Молодым у нас — дорога» и первой вопросы задать Варваре.

Мария Сергеевна Хлудова и ее внучка Варвара

Мария Сергеевна Хлудова и ее внучка Варвара

— Варя, когда ты приезжала в Ярцево в первый раз, тебе было всего 9 лет и впечатления были детскими. Теперь тебе 19. Ты уже взрослый человек, и по-взрослому можешь передать те чувства, которые ты испытала в этот раз, ступив на землю, где когда-то ходил твой знаменитый предок.

— Я почувствовала гордость за своих предков. Это кажется невероятным: на пустом когда-то месте, где насчитывалось всего 9 домов, вырос многолюдный город. И человек, давший ему начало, — мой предок! А еще я испытываю чувство благодарности ярцевчанам за то, что они чтят память АИ. Хлудова.

— Ты еще учишься или уже работаешь?

— Я студентка второго курса Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Направление, выбранное мной, — регионоведение России. Учиться в этом учреждении очень интересно: подобран замечательный коллектив высокообразованных преподавателей, проводится много интересных мероприятий на государственном и международном уровнях с участием представителей различных партий.

— Дочь Алексея Ивановича, твоя тезка, когда ей было 15 лет, в своем дневнике писала: «Я существо не совсем обыкновенное и непременно должна отличить себя чем-нибудь необыкновенным, как, например, спасти Отечество». Придерживаешься ли ты ее принципов?

— Да, Варвара Алексеевна всю свою жизнь старалась принести пользу народу: она построила и содержала школы и земские больницы, много жертвовала и на создание народного университета, и на содержание бесплатных Пречистенских курсов, которые посещала большей частью рабочая молодежь, основала и содержала Тургеневскую библиотеку. И это только краткий перечень ее деятельности.

Конечно, я стараюсь придерживаться жизненных принципов Варвары Алексеевны, но если она в основном оказывала финансовую помощь и поддержку, то я мечтаю помогать людям не только материально, но и совершить что-то, составляющее творчество, что трогает и умы, и души людей.Но что конкретно — еще не определила.

— Варвара, каким ты видишь свое будущее?

— Верю, что мое будущее будет прекрасным. Совмещая ум и душевные порывы, мечтаю заниматься такими общественными делами, которые принесут наибольшую пользу людям и Родине.

— Какое впечатление на тебя произвёл наш город?

— Ярцево мне очень понравился. Первое, что я заметила, город не поглощен огромными корпорациями, в нем много разных средних и мелких предприятий, которые обеспечивают людям благоустроенную и удобную жизнь.

Во-вторых, меня приятно удивило то, с каким уважением чтят память защитников Отечества, павших во имя великой Победы. Не могу словами описать чувства, которые я испытала, побывав на Поле памяти. Здесь нет традиционного Вечного огня, но строгое, своеобразное, с проржавевшими и продырявленными пулями солдатскими касками оформление братских могил потрясает душу до самых ее глубин. На Поле памяти я вспомнила строки из стихотворения Ильи Эренбурга:

— Затвердело сердце у земли, а солдаты шли и шли… Шли с погоста деды и отцы, пули подавали мертвецы…

И косматые, как облака, врукопашную пошли века…»

Лучше слов, чем эти, на мой взгляд, не подобрать.

Нам представилась возможность полюбоваться городом с высоты птичьего полета. До чего красив Ярцево, окруженный изумрудным ожерельем леса, утопающий в зелени.

И люди, живущие в Ярцеве, хорошие: добродушны и гостеприимны.

Еще я заметила, что в Ярцеве есть улица Карла Маркса. Согласна, что этот немецкий мыслитель внес большой вклад в развитие исторического материализма, пролетарской политэкономики и научного социализма, и нисколько не хочу умалить его заслуги. Но что выдающегося он сделал для города? Даже если ярцевчане полностью разделяют философские взгляды Карла Маркса, то это вовсе не значит, что была необходимость назвать одну из городских улиц его именем. Считаю, незаслуженно не отражается в названиях ярцевских улиц имя основателя этого города А.И. Хлудова. Но надеюсь, что в будущем эта оплошность будет исправлена. И желаю городу процветания в дальнейшем, ярцевчанам — добра, счастья и как прежде помнить историю его создания.

— Мария Сергеевна, с последнего вашего приезда в Ярцево прошло десять лет. Что, на ваш взгляд, за это время изменилось в городе?

— Изменился облик города, он стал более ярким, красочным. Открыто много учреждений и предприятий, которые облегчают жизнь горожан. На первый взгляд, город живет хорошо и благополучно. Но горько и обидно до слез смотреть, до какого печального состояния довели любимое детище А.И. Хлудова — хлопчато-бумажный комбинат. Алексей Иванович с огромной любовью оборудовал ярцевскую мануфактуру по последнему слову техники, сам ездил в Англию за станками и машинами. А сегодня… (Мария Сергеевна вздохнула и некоторое время молчала).

Мне радостно, что в Ярцеве появились молодые священники-энтузиасты своего дела. Отец Евгений, отец Антоний самоотверженно трудятся на своем поприще: один — во имя восстановления старой Хлудовской церкви, другой — во имя строительства нового храма Георгия Победоносца. От них исходят необыкновенное душевное тепло и огромная сила притяжения.

— Мария Сергеевна, что заботит вас сегодня?

— Сегодня я единственный прямой потомок из старшего поколения Хлудовых, поэтому делаю все возможное, чтобы не утратились связи многочисленных родственников. Например, в марте этого года в старом здании по ул. Преображенской в купеческом собрании под руководством Дмитрия Петровича Абрикосова организовала встречу родственников по ветви Хлудовых. Но первостепенная моя задача — увековечить память знаменитых моих предков, каждый из которых внес свою лепту в ту или иную деятельность на благо России. В данный момент работаю над созданием в Сочи на территории парка Ривьера музея Василия Алексеевича Хлудова в бывшем его особняке. От купеческого собрания нынешнему владельцу особняка Брынцалову была направлена просьба о передаче особняка в музейный фонд. Отрицательного ответа пока нет, надеемся на положительный.

— Мария Сергеевна, а что вы пожелаете ярцевчанам?

— Я полностью присоединяюсь к тем пожеланиям, которые высказала Варвара. И если облик города изменился, то неизменным осталось необыкновенно сердечное отношение ярцевчан к гостям города.

Светлое впечатление оставила встреча с работниками ярцевских библиотек. Я была тронута тем, что их интересует не только история возникновения ХБК, рождения города, но и личность А.И.Хлудова, его черты характера, а также и то, как сложилась судьба его потомков. Благодарна работникам библиотек за то, что своими знаниями о Хлудовых они делятся с юными ярцевчанами.

И вновь мы уезжаем с надеждой в душе на новую встречу с ярцевчанами.

— Спасибо за беседу. Будем верить, что новая встреча непременно состоится.

Продолжение следует

Татьяна МИХАЛЬ