Красная армия на службе короля Амануллы

История нашей страны временами открывает нам настолько неожиданные страницы, что взгляд на известные события далёкого прошлого меняется совершенно, вдруг объясняя моменты, не стыковавшиеся ранее в нашем миропонимании. Особенно это касается поворотных моментов, — войн и революций, — заставлявших дальнейшие события течь по иному руслу.

Всем в России известно об Афганской, гражданской по сути, войне, в которой принимал участие Советский Союз в 1979-1989 г.г. Однако за полвека до этого Красная армия уже входила в Афганистан со схожими намерениями: поддержать законное правительство в его борьбе с повстанцами.



Первыми, кто признал взошедшего на престол в 1919 году Амануллу-хана, стали большевики. Первой же в мире страной, признавшей рождённую революцией новую страну стал Афганистан. В связи с этим отношения между ним и Советской Россией, а потом и Советским Союзом, с самого начала были очень тесными и в торговом, и в военном плане. Король Амманула-хан, активно взявшийся за реформы в своей стране, очень благожелательно относился к СССР. Ещё в 1924 году для создания военно-воздушных сил Афганистана им были приглашены советские лётчики и авиамеханики. Планировалось создать три авиаотряда из 36 машин и авиашколу. Король хотел также создать две пассажирские авиалинии. Если к этому прибавить требования правителя Афганистана отменить ношение женщинами чадры и переодеть всё население в европейскую одежду, а также намерение создать школьную систему образования, то можно представить, какое сопротивление деятельность Амануллы-хана вызвала у духовенства и племенных ханов, которых в наше время именуют полевыми командирами.

Афганские воины-пуштуны

Афганские воины-пуштуны

В середине 1928 года Аманулла-хан, уверенный в том, что власть его прочна как никогда, отбыл в Европу. Воспользовавшись его отсутствием, бывший военнослужащий Хабибулла бачаи-и сакао, по некоторым данным представлявший британские интересы, встал во главе восстания против европейских реформ короля и в январе следующего года взял Кабул, провозгласив себя эмиром. Аманулла-хан бежал из страны прямиком в Москву и обратился за военной помощью к Сталину. Руководством СССР было решено эту помощь оказать.

Король Афганистана Амманула-хан во время государственного визита в СССР

Король Афганистана Амманула-хан во время государственного визита в СССР

15 апреля 1929 года военная операция началась с уничтожения советской авиацией пограничного гарнизона на Патта-Гиссар. После этого, в состоянии повышенной секретности, через Амударью переправился отряд особого назначения, под командованием героя гражданской войны Виталия Марковича Примакова, взявшего псевдоним Рагиб-бей. В составе более чем двухтысячного соединения были не только переодетые в афганцев красноармейцы, но и сторонники самого Амманулы-хана. Кроме того, на вооружении отряда имелись 32 пулемёта и 10 орудий. Имея такие ресурсы, отряд особого назначения быстро уничтожил прибывшую на помощь афганским пограничникам сотню вооружённых саблями и винтовками повстанцев и продолжил путь, направляясь к городу Келифу. Вскоре к особому отряду присоединились ещё около пятисот преданных королю хазарейцев, из которых был сформирован отдельный батальон.

Виталий Маркович Примаков

Виталий Маркович Примаков

Спустя сутки, осадив Келиф, красноармейцы предложили городскому гарнизону сдаться, на что последовал решительный отказ. Однако после первых же залпов артиллерии защитники города разбежались. Также быстро пал и Ханабад.

В ночь на 18 апреля губернатор Мазари-Шарифа вызвал к себе советского генконсула и потребовал объяснить происходящее, однако операция была засекречена настолько, что и для самого генконсула стала крайне неприятной неожиданностью, в связи с чем внятных объяснений от него не последовало.

Через четыре дня, 22 апреля, отряд особого назначения под командованием Примакова подошёл к воротам Мазари-Шарифа, где скопилось большое количество сторонников Хабибуллы бачаи-и сакао, в том числе бежавших из Келифа и Ханабада. Как и ранее на предъявленный красноармейцами ультиматум афганцы ответили отказом, после чего начался быстротечный бой. Со стен пулемётным огнём были сброшены многочисленные стрелки, к воротам крепости артиллеристы подкатили несколько пушек и единым залпом разнесли их в щепки. В пролом хлынули бойцы особого отряда. Несмотря на запрет раскрывать своё происхождение, солдаты в азарте закричали громкое «Ура!», а потом улицы Мазари-Шарифа долго оглашал отборный рабоче-крестьянский мат.

Результаты боя были ошеломляющими: три тысячи погибших защитников крепости, против единичных потерь советских солдат.

Афганское духовенство объявило джихад неверным, вторгшимся в пределы их страны. Уже через несколько дней стены Мазари-Шарифа окружило многотысячное войско религиозных фанатиков, которые, несмотря на плохое вооружение, бесстрашно атаковали город. Пушки, пулемёты и винтовки красноармейцев и сторонников Амманулы-хана стреляли, не останавливаясь, нанося афганцам страшные потери, но остановить нападавших не получалось — они волнами накатывались на стены осаждённого города. От сильной жары новые пулемёты, имевшие воздушное охлаждение, постоянно давали сбои. У двух пушек разорвало раскалённые стволы. Виталий Примаков запросил помощи с советской стороны, но выдвинувшийся пулемётный эскадрон был вынужден отступить обратно на территорию СССР, столкнувшись с бешеным сопротивлением моджахедов. Тогда решено было переправить боеприпасы в Мазари-Шариф по воздуху. Но положению это мало помогло. Ко всему прочему в городе началась жажда: осаждающие город афганцы перерыли арыки, доставлявшие воду с гор. Взбунтовался хазарейский батальон. Москва перестала отвечать на запросы о помощи. Ситуация становилась критической.

Иван Ефимович Петров

Иван Ефимович Петров

С самого начала, ещё на стадии планирования операции, Примакову командованием были даны гарантии, что после взятия Мазари-Шарифа части Красной армии официально пересекут границу и поддержат отряд особого назначения, но этого не случилось. Видимо, в правительстве побоялись обострить и без того накалённую международную обстановку в части отношений с Британией, имевшей в Афганистане и соседней Индии особые интересы. И всё же в конце концов решение было принято и на подмогу выдвинулся отряд под командованием Ивана Ефимовича Петрова под псевдонимом — Зелим-хан (В Великую Отечественную он в генеральском звании отличился при обороне Одессы, Севастополя, Кавказа. Участвовал во взятии Берлина).

Общими усилиями и при поддержке авиации осада Мазари-Шарифа была снята и победоносный поход продолжился взятием городов Дедайи, Таш-Кургана и Балха. Виталия Примакова срочно вызвали в Москву, а командование принял его заместитель Али Авзаль-хан, или Александр Иванович Черепанов (будущий генерал, защитиник блокадного Ленинграда).

Сводный отряд двинулся на Кабул.

Дело шло к закономерному успеху, но в тут пришло известие: силы Амманулы-хана, также направлявшиеся в столицу, разгромлены Хабибуллой. Король, не забыв прихватить с собой золотой запас страны, скрылся в Индии. Операция по возвращению престола законному правителю внезапно потеряла всякий смысл и была прекращена.

После возвращения на родину более трёхсот участников похода были награждены Орденами Красного Знамени, а остальные ценными подарками. Долгое время эта операция именовалась в военных документах как «Ликвидация бандитизма в южном Туркестане», а историческое её описание было запрещено.

Мухаммед Надир, бывший военный министр Амманулы-хана, в октябре того же года вошёл в Кабул, сверг Хабибуллу и был провозглашён королём. Он стал основателем королевской династии, правившей в Афганистане вплоть до военного переворота 1973 года.

Андрей СОРОКИН