Умные животные

Стоило нам только показаться на пороге конюшни, как все лошадки, навострив уши, уставились на нас своими умными глазами.

— Кто это? Что им здесь надо? — читалось в их взглядах.

Любопытство у животных прошло по мере того, как мы, продвигаясь по помещению, знакомились с каждым из них. На смену ему пришло безразличие.

20170727_120652_web.jpg

Наш юный гостеприимный хозяин Максим, сын владелицы конно-спортивного клуба «Серпантин» Олеси Дудневой, ввел нас в курс того, что мы увидели.

лошадки 00пнег2_web.jpg

Рассказывая о себе, Максим поведал, что живет он в Михейкове, учится в шестом классе, по мере сил старается помогать в семейном бизнесе Дудневых. Уборка конюшни, кормление животных, прогулки с ними и, конечно же, занятия конным спортом — часть из того, чем приходится ему заниматься. Лошади хорошо знают Максима, доверительно относятся к нему. Есть у него и любимая лошадь, на которой он с удовольствием отрабатывает приемы езды. Мальчик — участник всех мероприятий, проводимых КСК «Серпантин» кроме соревнований. Но это у него впереди, поскольку желания стать настоящим жокеем у него хоть отбавляй. Пока мы беседовали с мальчиком, подоспела и мама.

лошадки022_web.jpg

Каким же она оказалась интересным человеком! Как много и с какой любовью рассказывала Олеся нам о лошадях, их повадках, привычках. Говорили мы и о конно-спортивном клубе, с которым Олеся и вся ее семья накрепко связали свою жизнь.

— Лошади с самого детства были моей заветной мечтой, — начала свой рассказ Олеся. — Я полюбила и животных, и конный спорт и пока жила и училась в Смоленске, занималась на ипподроме. Естественно, хотелось иметь свою лошадь, и когда такая возможность появилась, я осуществила свою мечту. Были приобретены две лошади, одна — для меня, вторая — для брата. Держали мы их для собственного удовольствия. Проблемы начались с началом кризиса. Самим выживать было нелегко, не говоря уже о содержании таких животных, как лошади. Но расстаться с ними не было просто сил. Как только кризисные явления смягчились, приобрели еще поголовье. Но чтобы оно себя хоть немного окупало, решили организовать что-то в виде проката. Потихоньку, с помощью государственной поддержки — грантов, которые мы выигрывали, отчасти своими силами, мы развиваемся, построили недавно новую конюшню, где мы сейчас с Вами находимся, увеличили территорию. Но… пришлось сократить поголовье. Кормовая база у нас своя, сумели приобрести технику, пусть не новую, но на ходу, что называется. Есть и свои луга, часть берем в аренду, где косим, заготавливаем сено. Остальные корма закупаем у предпринимателей.

— Как родился конно-спортивный клуб «Серпантин» и кто является его участником?

— Два года тому назад у нас работала спортивная секция при ДЮСШ. Нам оплачивалась ставка тренера из Вышегор, где имеется один из самых крупных конно-спортивных клубов на Смоленщине. В нашей секции занималось около 60 детей. Продержались мы, увы, всего год, после чего администрация не смогла нас финансировать, т. е. есть выделять средства — 3 тысячи рублей в месяц на зарплату тренера.

image (12)_web.jpg

— Но это ведь очень небольшие деньги?..

— Не хотели с нами заморачиваться, нужна была лицензия, что-то еще… Самый болезненный удар был при этом нанесен детям. Некоторые из них до сих пор приезжают к нам в качестве волонтеров, помогают на конюшне, участвуют в некоторых мероприятиях.

— Не практикуете ли Вы иппотерапию? О ней столько говорят.

— Как таковой ипотерапии у нас в стране не существует, она у нас не лицензирована. Есть понятие лечебных занятий по верховой езде. Но это не касается детей-инвалидов. В Европе — да. Там есть специалисты, которые получают сертификаты, они плотно работают с медиками. Для каждого ребенка индивидуально разрабатывается программа реабилитации. У нас же такого нет, люди на свой страх и риск, подвергая опасности детей-инвалидов, едут куда-то, где пропагандируются занятия под видом ипотерапии.

— При этом едут очень далеко, в Ставропольский, Краснодарский края. Родители наших некоторых ярцевских детей-инвалидов платят при этом немалые суммы.

— Не выпускают у нас специалистов-ипотерапевтов, только инструкторов по лечебной верховой езде. А это специалисты не медики, у них нет специально разработанных программ. Никто из них не может гарантировать, что занятия лечебной ездой помогут. А вдруг, напротив, навредят?

image (11)_web.jpg

— Понятно. В ваш клуб можно просто приехать, чтобы покататься?

— Можно. У нас гибкая система цен. При этом мы не регламентируем, можно абонемент растянуть на месяц, на два, на год. Дети, которые у нас занимаются постоянно, имеют опыт верховой езды, работы с лошадьми, за определенную помощь катаются бесплатно. Они сами чистят лошадок, моют, кормят.

— Какие мероприятия у Вас проводятся?

— Мы готовили выступления на праздниках, делали это на День города, выезжали выступать в Смоленск. Больше выступлений было, когда секция работала. Потом мы распродали часть поголовья, да и дети ушли, для которых закрытие секции стало стрессом. Часть из них, как я уже говорила, вернулись. Но таких массовых выступлений мы уже не готовим. Работаем на свадьбах, даже бричка у нас имеется для этого, других торжествах, куда приглашают.

— Сколько сейчас у вас лошадей?

— Шесть, одну лошадку привезла частница на перевоспитание. Она не слушалась свою хозяйку, может, потому, что та не умеет заниматься с животным. Дети с этой лошадкой вполне справляются, она их любит и отвечает взаимностью. При работе с лошадью нужны и время, и определенные знания. Есть интересная закономерность: чем красивее лошадь, тем сноровистее.

Поскольку нам довелось поближе познакомиться с Альтаиром, на котором выезжал Максим, мы решили о нем побольше узнать.

— Альтаир очень красив, по масти похож на пони.

— Хорошая, спокойная лошадь, но увалень. Он учитель для всех детей. Все новички прошли через него. Вы правильно заметили, что он по окрасу похож на пони. Он не чистокровный — помесь орловского рысака, а мама помесь от белорусской упряжной и пони. Мама — маленькая лошадка, и мы думали, что Альтаир будет таким же. Но он вырос и радует детишек. Вообще, у каждой лошади свой характер и к каждой из них нужен свой подход. Кого-то нужно брать упорством, а иногда — силой, кого-то, напротив, — лаской. Лошади — животные интересные и своеобразные. У них очень жесткая иерархия, очень четко распределены роли. Иногда они между собой дерутся. Причем, вожак, как правило, в драку не ввязывается. Драками занимаются лошади более низкой иерархии. Вожаку же достаточно прижать уши и толкнуть задиру.

Прижатые уши — это знак того, что животному что-то не нравится, и оно предупреждает. Следующим шагом может быть и удар, и укус. Лошадь без предупреждения никогда ни на кого не нападет. У нас в конюшне имеется плакат, на котором написаны правила техники безопасности при общении с лошадьми.

— Насколько умными являются лошади? Легко ли поддаются дрессировке?

image (7)_web.jpg

— Если сравнить собак и лошадей, лошади учатся быстрее собак. Но, они учатся быстрее и хорошему, и плохому. Есть лошади одного хозяина, например, алхатекинцы, даже если хозяин на нем не ездит, а только ухаживает за ним, животное будет сохранять ему верность. Все остальные менее привязчивы, но у них очень хорошая память и они четко определяют людей, с кем им приятно, а с кем — нет. Если человек лошади не нравится, она будет стараться уйти от общения с ним, может повернуться задом, показывая свое — фи данному индивиду. Если тот не понимает игнора, то сначала идет резкий взмах хвостом, потом может последовать и удар копытом.

— Бывали ли случаи, когда лошади детей не принимали?

— Такого не было, было несколько иное. Дети (в основном, неопытные) пытались ловить лошадей, которые паслись на лугу. Лошади подпускали их поближе, и когда дети подходили, отбегали от них, т. е. играли. Они понимают, что перед ними ребенок и зовут его: «Догони меня!» Бывает, что надевает ребенок недоуздок на лошадь, а она голову повыше поднимает: «Дотянись до меня!»

Нужно очень много терпения, любви к лошадям, определенных знаний и желания заниматься с ними, чтобы достигнуть положительных результатов.

Разговор с Олесей Дудиной оказался настолько интересным и познавательным, что мы еще долго не хотели уезжать.

Но делу — время, потехе — час. Настала пора расставаться, и уже уезжая, мы решили, что это наш первый, но не последний визит в конно-спортивный клуб «Серпантин».

Нина ЧУГУНОВА